• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: цитаты из книг (список заголовков)
16:18 

спектр - оранжевый

"Начни делать необходимое, затем - возможное и внезапно увидишь, что уже делаешь Невозможное"
«оранжевый»

Вход..

- Здесь грустно и одиноко, - сказал ключник. – Поговори со мной путник.
- Моя история – о любопытстве, - сказал Мартин. – странное это свойство, не находишь?
Конечно же, ключник не ответил. Конечно же, Мартин задал риторический вопрос.
- Из любопытства люди совершают странные и опасные вещи. Пандора открыла доверенный ей ларец, жена Синей Бороды вошла в запретную комнату, ученые расщепили атом. Куда ни посмотришь – сплошные беды из-за этого любопытства. И если в древности опасность грозила лишь самим любопытным, то последнюю сотню лет – всему человечеству. Один любопытный ученый становиться опаснее целой армии. Мне даже казалось, что природа опомнилась и дала задний ход…люди стали все меньше и меньше любопытничать. Из перестала интересовать наука. Люби полюбили все обыденное и привычное. Телесериалы, где все известно наперед. Книги, где все понятно заранее. Пищу, которая не интересна ни вкусом, ни цветом, ни запахом. Новости, где не говорят ничего неожиданного. Будто опущен стоп-кран – хватит любопытничать, хватит искать, хватит думать! Остановись – или погибни!
Ключник задумчиво смотрел на Мартина.
- Мы живем с предсказуемыми женщинами, наши друзья рассказывают нам бородатые анекдоты, наш Бог скован догмами. И нам это нравиться. Но, знаешь ключник, недавно я видел девушку, которую погубило любопытство…и подумал…- Мартин смотрел ключнику в глаза, - а все ли разучились удивляться? Может быть, это я опустил стоп-кран? Для самого себя? Может быть, это я остановился? И убеждаю себя, что остановился весь мир? Вы почти отучили нас любопытствовать, ключники. Какой смысл тянуться к звездам, если нет ничего нового? Я подумал об этом, и мне не понравился ответ. И я решил – да здравствует любопытство! Многие знание – великолепно! Многие печали – соразмерная плата!
Ключник молчал – и Мартин чутьем понял, что история не принята. Поэтому он перегнулся через стол, ближе к ключнику, и продолжил:
- А знаешь, что тут самое важное, ключник? Любопытства нет вообще! Нет такого качества у разумных. Мы называем любопытство интуицию, попытку сделать выводы из недостатка данных. Нам все хочется формализовать, объяснить логически, и если нет объяснений нет – мы говорим «любопытно», будто выдаем себе индульгенцию на поступки странные, ненужные, опасные. «Любопытство» - лишь удобное объяснение. Ничего более!
- Здесь грустно и одиноко… - начал ключник.
- Я не закончил историю, - сказал Мартин. – Я даже ее не начал. Это было вступление.
Первый раз в жизни Мартину показалось, что в глазах ключника появилась раздражение.
- Тогда рассказывай.
- Жила-была во Вселенной раса, которую все остальные разумные звали ключниками. Было у этой расы хобби – летать по галактике на могучих черных звездолетах и на каждой попавшейся планете строить станции гиперпространственной связи. И всего-то плата за пользование этими Станциями – любопытная история. Никак иначе не получалось у ключников себя развлечь. А на планете Земля жил-был мальчик, которого звали Мартин Дугин. И, как у каждого умного мальчика, была у него мечта – раскрыть все тайны галактики. Не больше и не меньше, так у людей заведено. И вот встретились однажды мудрые ключники и любопытный мальчик. Ключники, как водиться скучали. Мальчик, как положено, считал себя умнее всех во Вселенной. И он подумал: а любопытство ли движет ключниками? Ведь мы уже договорились, что никакого любопытства не бывает. Неужели ключники и впрямь надеются услышать что-то новое и важное? Значит, не в историях дело. Не в историях, а в людях, которые их рассказывают! Видно, есть в галактике какие-то тайны, важные и страшные, но недоступные ключникам. И те, кого ключники пропускают в иные миры, должны эти тайны раскрыть. И те, кого ключники не впускают обратно, оказались близки к разгадке тайн. И вся их оставшаяся жизнь пройдет теперь там, где они могут принести ключникам пользу!
- Ты развеял мою грусть и одиночество, путник. Входи во Врата и продолжай свой путь.

Выход…

- Очень интересно смотреть в чужие окна, сказал Мартин.
Ключник завозился, устраиваясь поудобнее. Налил себе новый стакан сока, бросил пару кубиков льда из термоса.
- Не заглядывать, - продолжил Мартин, - а именно смотреть. Люди привыкли считать, что их дом – их крепость. Люди привыкли считать, что их дом – их крепость. Люди не любят бесцеремонных гостей. Может быть, потому мы и вас недолюбливаем – явились без спросу, не позаботились спросить разрешения на то, что мы охотно бы разрешили… Но у каждой крепости есть свой флаг. И пусть наши флаги – лишь занавески в наших окнах. Все равно это флаги. Для прохожего в доме на против. Да пусть даже для извращенца, что сидит у своего окна, выставив бинокль между занавесками! Флагом может быть все что угодно. Кружевная тюль и изящные шторы, стеклопакет и жалюзи. Елочка, нарисованная на стекле зубной пастой перед Новым годом. Цветы в горшках или мягкая игрушка на подоконнике. Аквариум с рыбками или вазочка с засушенной розой. Даже грязные окна, за которыми оборванные обои и голая лампочка на шнурке, - тоже флаг. Пусть и белый флаг капитуляции перед жизнью…Мне нравятся города, в которых не бояться поднимать флаги. Обычно это чужие города… в России нас слишком долго отучали иметь свое знамя. А мне нравится, когда люди не бояться гордиться собой. Мне нравится приветствовать чужие флаги.
Он замолчал, переводя дыхание. И продолжил, глядя на ключника:
- Мне интересно, каким люди видят мой флаг. Иногда я ставлю на подоконник старую красивую лампу с матовым абажуром и включаю ее на всю ночь. Просто так. Пусть кто-нибудь, проходя мимо, увидит свет и решит, что здесь читают хорошую книгу или бьются над упрямой теоремой, занимаются любовью или сидят над постелью больного ребенка. Пусть подумают что угодно. Главное, чтобы никто не догадался, что у меня нет своего знамени.
Мартин замолчал, налили себе сок.
Ключник пошевелился в кресле, сонно пробормотал:
-Ты развеял мою грусть и одиночество, путник. Входи во Врата и продолжай свой путь.
- Флаги … замки…крепостные стены и глубокие рвы… - пробормотал ключник. – Вовсе не страшно, что флага еще нет. Важнее, что ты ищешь.

@темы: цитаты из книг

03:36 

спектр - красный

"Начни делать необходимое, затем - возможное и внезапно увидишь, что уже делаешь Невозможное"
Вход…
- Здесь грустно и одиноко, - сказал ключник. – Поговори со мной, путник.
- Я хочу рассказать о человеке и его мечте, сказал Мартин. – Это был обыкновенный человек, живущий на планете Земля. И мечта у него была обыкновенная, простая, другой бы и за мечту ее не посчитал…уютный домик, маленькая машина, любимая жена и славные детишки. Человек умел не только мечтать, но и работать. Он построил дом, и дом даже получился не слишком маленький. Встретил девушку, которую полюбил, и она любила его. Человек купил машину – чтобы можно было ездить в путешествия и быстрее возвращаться домой. Он даже купил еще одну машину – для жены, чтобы та не слишком скучала без него. У них родились дети: не один, не двое, а четверо прекрасных, умных детей, которые любили родителей.
Ключник слушал. Сидел на диванчике в одном из маленьких комнатенок московской Станции и внимательно слушал Мартина.
- И вот, когда мечта человека исполнилась, - продолжал Мартин, - ему вдруг стало одиноко. Его любила жена, его обожали дети, в доме было уютно, и все дороги мира были открыты перед ним. Но чего-то не хватало. И однажды, темной осенней ночью, когда холодный ветер срывал последние листья с деревьев, человек вышел на балкон своего дома и посмотрел окрест. Он искал мечту, без которой стало так тяжело жить. Но мечта о доме превратилась в кирпичные стены и перестала быть мечтой. Все дороги лежали перед ним, и машина стала лишь сваренным вместе кусками крашенного железа. Даже женщина, спавшая в его постели, была обычная женщиной, а не мечтой о любви. Даже дети, которых он любил, стали обычными детьми, а не мечтой о детях. И человек подумал, что было бы очень хорошо выйти из своего дома, пнуть в крыло роскошную машину, помахать рукой жене, поцеловать детей и уйти навсегда…
- Он ушел? – спросил ключник, и Мартин понял, как надо ответить.
- Нет. Он спустился в спальню, лег радом с женой и уснул. Не сразу, но все-таки уснул. И старался больше не выходить из дома, когда осенний ветер играет с опавшей листвой. Человек постиг то, что некоторые узнают в детстве, но многие не понимают и в старости. Он осознал, что нельзя мечтать о достижимом. С тех пор он старался придумать себе новую мечту, настоящую. Конечно же, это не вышло. Но за то он жил мечтой о настоящей мечте.
- Это очень старая история, - задумчиво сказал ключник. – Старая и печальная. Но ты развеял мою грусть, путник. Входи во Врата и начинай свой путь.

Выход….

- Я хотел бы рассказать тебе историю.
- Здесь грустно и одиноко, путник, - сказал ключник. – Поговори со мной, путник.
-Рождаясь, человек несет в себе мир, - сказал Мартин. – Весь мир, всю Вселенную. Он сам является мирозданием. А все, что вокруг, - лишь кирпичики, из которых сложиться явь. Материнское молоко, питающее тело, воздух, колеблющий барабанные перепонки, смутные картины, что рисует на сетчатке глаз фотоны, проникающий в кровь живительный кислород – все обретает реальность, только становясь частью человека. Но человек не может брать, ничего не отдавая взамен. Фекалиями и слезами, углекислым газом и потом, плачем и соплями человек отмечает свои первые шаги в несуществующей Вселенной. Живое хнычущее мироздание ползет сквозь иллюзорный мир, превращя его в мир реальный.
- Человек творит свою Вселенную. Творит из самого себя, потому что больше в мире нет ничего реального. Человек растет – и начинает отдавать все больше и больше. Его Вселенная растет из произнесенных слов и пожатых рук, царапин на коленках и искр из глаз, смеха и слез, построенного и разрушенного. Человек отдает сове семя и человек рождает детей, человек сочиняет музыку и приручает животных. Декорации вокруг становятся все плотнее и все красочнее, но так и обретают реальность. Пока человек не создаст Вселенную до конца – отдавая ей последнее тепло тела и последнюю кровь сердца. Ведь мир должен быть сотворен, а человеку не из чего творить миры. Не из чего, кроме себя.
-Ты развеял мою грусть и одиночество, путник. Входи во Врата и продолжай свой путь.
Мартин кивнул ключнику и поднялся.
- Можно считать, что каждый – Вселенная, - сказал ему в спину ключник. – Можно считать, что каждый – лишь буква в краткой истории Вселенной. Это не слишком многое меняет, Мартин. Становимся ли мы после смерти мирозданием, или всего лишь буквой на обелиске – что это значит для мертвого?

@темы: ночь, цитаты из книг

SATYAT NASTY PARO DHARMAN

главная